МЕНЮ

Уголь

Рынок угля

Динамика и прогноз мировых цен на уголь

Энергетический уголь

Цены на энергетический уголь оставались низкими в течение практически всего 2020 г. в связи со спадом промышленного производства, вызванным Covid-19. Во II квартале региональные бенчмарки обновляли многолетние минимумы: в Европе - ниже $40 за т, в Азии - ниже $50 за т. Однако к сентябрю европейские цены поднялись до максимумов почти за год, поскольку с лета цены на газ выросли почти вчетверо и начались перебои с поставками угля из Колумбии (на фоне забастовки на Cerrejón). В ноябре-декабре 2020 г. рынки ожидали снижения спроса из Китая, как и в предыдущие годы, поскольку импортная квота на уголь была исчерпана. Кроме того, вторая волна Covid-19 и новые частичные локдауны в Западной Европе предполагали снижение спроса на электроэнергию относительно сезонных норм. Однако неожиданно низкие температуры и увеличение импорта Китаем неавстралийского энергетического угля привело к резкому росту цен и увеличению спреда между региональными бенчмарками.

Screenshot_22.png

Screenshot_23.png


Screenshot_24.png

По оценкам некоторых участников рынка и экспертов, в конце 2020 г. рынок энергетического угля, завершив фазу низкой конъюнктуры, вышел на повышательную траекторию в рамках концепции цикличности мировой экономики и товарных рынков. Однако эти заявления, вероятно, преждевременны, поскольку сформировавшийся структурный и ценовой дисбаланс на региональных угольных рынках стал скорее результатом влияния таких неконтролируемых нерыночных факторов как низкие температуры в Северном полушарии зимой 2020-2021 гг. и политически мотивированные торговые ограничения со стороны Китая, которые привели к перераспределению товарных потоков как в Тихоокеанском бассейне, так и в Атлантическом. Если погодные условия будут иметь ограниченное влияние в рамках отопительного сезона, то напряженность во взаимоотношениях между Китаем и Австралией несет рынку дальнейшую неопределённость.

Безусловно, напрашиваются параллели с 2016 г., когда «эйфория» на угольный рынок также пришла из Китая, где внутренние ограничения на добычу со стороны правительства страны на фоне холодной зимы заставили рынок развернуться вверх. Однако тогда добыча в стране снижалась третий год подряд, а по итогам 2020 г. Китай смог не только сохранить, но и даже немного нарастить угледобычу, хотя отрасль по-прежнему испытает проблемы с безопасностью и финансовые трудности. В то же время в Китае продолжается реформирование отрасли, в том числе консолидация, укрупнение игроков, развитие ж/д инфраструктуры. В октябре 2020 г. открылся первый Национальный центр торговли углем, его акционеры обеспечивают 45% добычи угля, 55% потребления угля и 75% транспортировки угля в стране. В то же время мощность угольных электростанций Китая выросла еще на 33,39 ГВт в 2020 г., одобрено строительство еще 34 ГВт угольных мощностей, что в три раза больше, чем годом ранее. В результате общее количество строящихся мощностей достигло 88 ГВт, в разработке находится 247 ГВт угольных проектов.

«Зеленая» риторика и перспективы перехода развитых стран к углеродно-нейтральной энергетике довлеют над угольной отраслью все сильнее: к «зеленой» повестке переходит США, Д.Байден возвращает США в Парижское соглашение по климату, лидеры стран ЕС достигли соглашения о сокращении к 2030 г. выбросов парниковых газов на 55% по сравнению с уровнем 1990 г. Хотя холодная зима 2020-2021 г. вновь ставит вопрос адаптивности и приемлемости технологий «зеленой» энергетики к экстремальным и неустойчивым климатическим условиям, а также в целом надежности энергосистем, базирующихся на ВИЭ. Так, например, угольная генерация в Западной Европе в январе
2021 г. выросла более чем на 10% по сравнению с тем же месяцем прошлого года в результате низких температур. В Германии активно обсуждается тема, что страна вынуждена вновь полагаться на традиционную энергетику (уголь, газ, атом), поскольку ветровые турбины и солнечные панели не могут безопасно эксплуатироваться. При этом турбины фактически потребляют электроэнергию при таких температурах, так как используют электрические нагреватели в своих редукторах, чтобы масло в корпусе не замерзло. Солнечная энергия еще менее надежна в суровых погодных условиях. При наступлении арктических морозов Техас (США) столкнулся с хаосом на энергетическом рынке и блэкаутами в результате остановки ветровых установок и замерзания газовых скважин при резком росте спроса на электроэнергию. В свете перехода к «зеленой энергетике» интересен прогноз Управления энергетической информации США (EIA), согласно которому добыча угля в стране в ближайшие два года будет расти (на 9% в 2021 г. и на 1% в 2022 г.). Этот рост отражает более высокий прогнозируемый спрос на уголь в электроэнергетическом секторе страны из-за роста цен на природный газ.

Screenshot_25.png

Screenshot_26.png

Screenshot_27.png

Screenshot_28.png

Screenshot_29.png

Прогноз. Повышательная динамика потеряет импульс уже в первой половине 2021 г., после возращения умеренных температур. Краткосрочное сокращение предложения прекратится в начале 2021 г., поскольку рост цен с сентября стимулировал восстановление добычи на некоторых угольных активах, которые были остановлены в 2020 г. Ценовая конъюнктура первой половины 2020 г. привела к тому, что около 25% экспорта энергетического угля было убыточно, в результате снижение мировой добычи энергетического угля оценивается МЭА в 450 млн т.

В Австралии слабые продажи в Китай привели к значительному росту запасов в портах страны. Этот избыток запасов увеличит предложение на морском рынке и ослабит нынешнее ралли цен. Ожидается, что к середине 2021 г. произойдет откат цен к более низким уровням, поскольку предложение вырастет. Спрос и импорт угля в Китае снизятся после китайского Нового года из-за повышения температур и нормализации добычи.

После окончания длительной забастовки рабочих на колумбийской угольной шахте Cerrejón 30 ноября, в декабре 2020 г. возобновились отгрузки угля, хотя в январе 2021 г. возникли проблемы с доставкой грузов до порта из-за блокады ж/д линии.

Ожидаем, что цены на энергетический уголь будут удерживаться на приемлемых (с точки зрения экономической целесообразности добычи) уровнях в ближайшие годы. Рост предложения будет ограничен в условиях проблем с финансированием новых проектов и текущей деятельности угледобытчиков, доступностью логистической инфраструктуры в ключевых странах-экспортерах, уходом крупных игроков. Кроме того, приоритеты в области энергетической безопасности и политическая сложность повышения тарифов на электроэнергию для оплаты более чистых, но более дорогих источников электроэнергии будут сдерживать рост производства альтернативных источников энергии, тем самым поддерживая спрос на энергетический уголь.

Screenshot_30.png

Коксующийся уголь

Screenshot_31.png

Последний квартал 2020 г. оказался нестабильным для цен на австралийский коксующийся уголь (HCC). В начале квартала базовая цена резко выросла до $140 за т, а затем упала на 30% - до $98 за т в ноябре. Если падение цен в начале 2020 г. было вызвано тем, что сталелитейная промышленность замедлилась из-за пандемии COVID-19, ноябрьское снижение цен произошло в период активного восстановления отрасли. Падение цен отражало значительную неопределенность, возникшую из-за сообщений трейдеров в Китае о том, что экспорт угля из Австралии может подпадать под неофициальные импортные ограничения. Далее последовал официальный запрет. При этом внутренние цены в Китае двигались в обратном направлении. Китайские компании перешли на закупки высококачественного коксующегося угля в Канаде и США, Монголии и России.

Восстановление цен на коксующийся уголь в Австралии будет во многом зависеть от политики и сигналов от правительства Китая. Ожидается, что в 2021 г. цены на коксующийся уголь продолжат восстанавливаться вместе с мировым производством стали. Наиважнейший риск для прогнозов цен - это сценарий, в котором ограничения Китая на импорт австралийского угля распространятся на весь 2021 г. В таком сценарии австралийские цены будут оставаться низкими дольше, поскольку экспортерам потребуется время, чтобы приспособиться и перенаправить грузы. 

Screenshot_32.png

Screenshot_33.png

Screenshot_34.png

Показатели российского рынка угля

Подведем основные итоги 2020 г.: 

- Доля России в мировой добыче угля (предварительно) - 5,4%. Доля России в мировой добыче энергетического угля – 4,9%; в мировой добыче коксующегося угля – 8,7%.[1]

- Доля России в мировом экспорте угля - 16,4% (против 15,3% в 2019 г.). Доля России в мировом экспорте энергетического угля – 18,6%; в мировом экспорте коксующегося угля – 9,4%.[2]

- Добыча угля в России сократилась на 8,1% г./г. и составила 401,4 млн т, в том числе энергетических марок – 311,6 млн т (-7,9% г./г.), коксующихся марок – 89,8 млн т (-8,4%). На Кузбассе было добыто 220,7 млн т (55% против 57,3% в 2019 г.) 

- Поставки на внутренний рынок снизились на 8,6% - до 165,4 млн т, экспортные поставки упали на 9% - до 212,2 млн т. Если экспорт энергетических углей потерял в годовом соотношении 5,9% - до 183,1 млн т, то коксующихся, напротив, вырос на 9,7% - до 29,1 млн т. Экспортеры угля серьезно улучшили прибыльность благодаря росту цен и снижению ставок на вагоны.

- Импорт углей в Россию оказался на 1,3% ниже к уровню 2019 г. Речь в основном идет об энергетических марках из Казахстана и Украины.

Screenshot_35.png

Screenshot_36.png

 - Погрузка угля железнодорожным транспортом составила 353,3 млн т, из них 199,6 млн т в экспортном направлении (или 56,5% в общем объеме погрузки угля). Доля погрузки угля в общем объеме добычи в стране составляет 88%. Грузооборот угля в 2020 г. –  1 094,6 млрд. ткм (43% в общем объеме грузооборота). Средняя дальность – 2 844 км

-  Объём перевалки угля в морских портах составил 188,6 млн т (+7,1% к уровню 2019 г.). 

- Удельный вес прибыльных угледобывающих организаций на ноябрь 2020 г.  составлял около 43%. 

- Вопрос обеспечения вывоза угольной продукции остается одним из ключевых в повестке. РЖД пытается улучшить доходную структуру грузопотока, ссылаясь на то, что перевозки угля портят монополии финансовые показатели и конъюнктуру ESG облигаций. Обсуждается переход на долгосрочные обязывающие контракты на перевозку угля. Правительство, в свою очередь, намерено точно установить объем угля, который будет вывезен железной дорогой на экспорт в восточном направлении в ближайшие годы, и согласовать с этой цифрой добычу. 

Прогноз Минэнерго. Учитывая влияние кризиса из-за пандемии, ожидает снижения добычи и экспорта угля, а также налоговых отчислений в бюджет от угольной отрасли в 2020 и 2021 гг. на 10%. Внутренний рынок почти исчерпан, особенно в свете масштабной программы газификации страны. Сохраняется надежда, что после 2021 г. Россия сможет выйти на рост экспорта угля (хотя уже с конца 2020 г. российские угольные компании стремятся воспользоваться благоприятной ценовой конъюнктурой на мировом рынке, наращивая продажи за рубежом). В ближайшие годы упасть экспорт угля из России может в результате снижения его потребления в странах Европы и невозможности полностью возместить выпадающие объемы наращиванием поставок на Восток - в страны АТР - из-за недостаточной пропускной способности железных дорог Восточного полигона.

Минэнерго все же надеется, что российские угольщики в ближайшие годы будут активно наращивать экспорт продукции за счет АТР. К 2025 г. поставки в АТР увеличатся до 174 млн т – это на 42% больше, чем было экспортировано в 2020 г. Наиболее быстрыми темпами – более чем в 2 раза по сравнению с показателями прошлого года – будет расти спрос на уголь в странах Индийского океана (Индии, Вьетнаме, Малайзии, Индонезии, Таиланде и др.). В 2025 г. экспорт российского угля по этому направлению может составить 57,5 млн т.

Screenshot_37.png

Динамика внутренних и экспортных цен на энергетический уголь

Screenshot_38.png

Динамика внутренних и экспортных цен на коксующийся уголь

Screenshot_39.png

[1] По предварительным оценкам МЭА, мировая добыча угля в 2020 г. составила 7 438 млн т, в том числе энергетического – 6 409 млн т, коксующегося - 1 029 млн т.

[2] По предварительным оценкам МЭА, мировой экспорт угля в 2020 г. составил 1 292 млн т против 1 445 млн т в 2019 г., в том числе энергетического – 983 млн т, коксующегося - 309 млн т.


Ситуация на рынках цветных, драгоценных металлов и угля. Итоги 3 квартала 2020 года

Ситуация на рынках цветных, драгоценных металлов и угля. Итоги 1 полугодия 2020 года

Ситуация на рынках цветных, драгоценных металлов и угля. Итоги 1 квартала 2020 года

Ситуация на рынках цветных, драгоценных металлов и угля. Итоги 2019 года

Ситуация на рынках цветных, драгоценных металлов и угля. Итоги 3 квартала 2019 года

Ситуация на рынках цветных, драгоценных металлов и угля. Итоги 1 полугодия 2019 года

Ситуация на рынках цветных, драгоценных металлов и угля. Итоги 1 квартала 2019 года

Ситуация на рынках цветных, драгоценных металлов и угля. Итоги 2018 года

Ситуация на рынках цветных, драгоценных металлов и угля. Итоги 1 полугодия 2018 года

Ситуация на рынках цветных, драгоценных металлов и угля. Итоги 1 кв. 2018 года

Ситуация на рынках цветных, драгоценных металлов и угля. Итоги 2017 года

Ситуация на рынках цветных, драгоценных металлов и угля. Итоги 2016 года