МЕНЮ

В одной связке

№10
В одной связке

Евгений Виноградский — заслуженный мастер спорта СССР и России, мастер спорта международного класса по альпинизму, имеет 12 золотых медалей на чемпионатах страны, 21 раз поднимался на вершины выше 8 тысяч метров, в том числе 5 раз — на Эверест. Участник всех больших российских экспедиций.

В прошлом году я, как и все любители гор, отметил 90-летие отечественного альпинизма. Хотя в зарубежных изданиях к успешным российским экспедициям причислен и поход Суворова через Альпы. И в биографии великого Петра Первого тоже есть восходительская страница: гора Броккен в Южной Германии хоть чуть больше тысячи метров, но царь поднимался ночью, на спор, один!

От расцвета до заката

Альпинизм в нашей стране по определению не может быть массовым видом спорта: нет у нас в достатке высоких гор. К тому же здесь своя специфика: события на восхождениях развиваются постепенно, от одного базового лагеря к другому, труд тягостный — терпение и выносливость потребны. В любую секунду может что-то случиться, и нужно успеть принять правильное решение. Его цена — не одобрительный рев зрителей на трибунах, а возможность продолжать подъем на вершину, стоять на ней, спуститься и просто жить дальше.

Не каждому это подходит, но в шестидесятые-семидесятые годы, однако, в альпинизме — расцвет. В Свердловске занимающихся в секциях — больше десяти тысяч. Такое ощущение, что после обязательной сдачи норм ГТО, побед на легкоатлетических кроссах разного калибра и массового дворового хоккея большинство людей ринулись в горы расправить плечи в новом формате. По крайней мере, пятьдесят лет назад, приехав по путевке в альплагерь на Кавказ, я это ощутил и захотел повторения.

Кавказ, Памир, Тянь-Шань — вот где разворачивается главное действие советского альпинизма. Но здесь семитысячники, а самые высокие горы — в Гималаях. В начале пятидесятых годов европейцы вовсю поднимаются на восьмитысячники. Покорен Эверест, но мы со своим железным занавесом о нем можем только мечтать.

Зато когда там появляемся — только в восьмидесятых! — производим настоящий фурор. Вначале, конечно, Эверест, потом траверс четырех вершин Канченджанги и — южная стена Лхоцзе. Все это — первопрохождения, они не повторены и сегодня. Сергей Ефимов участвовал в Первой гималайской экспедиции на Эверест 1982 года, я — во Второй, на Канченджангу, в 1989 году. Потенциал советских альпинистов люди сведущие сравнивали с силой давления кипящего котла. Но — начало девяностых, перестройка, стране не до спорта. Альпинизм — особенно не в фаворе: финансирование символическое. Так на взлете ставится точка. Сами восходители, успевшие заработать деньги в собственном бизнесе в конце восьмидесятых, проводят две гималайские экспедиции, но потом — затишье, деньги кончились. Отстанет Россия в гонке за восьмитысячниками? Отставанием больше, отставанием меньше — все вообще тогда катилось вниз.

Покорение западной стены

Обвал экономики, непонятные процессы в политике — в стране экстрим на каждом шагу. Чтобы двигаться вперед, нужны, как на восхождении, разум, терпение, сила и воля. Помню, как один из наших болельщиков, предприниматель Андрей Королев, проводил параллель между страной, оказавшейся в яме, из которой необходимо выбираться, и альпинистским восхождением. Слово «вершина» имеет несколько значений, всем известно.

В это время возникает круг промышленников и предпринимателей, которые становятся нашими единомышленниками. Объединяющие черты: возраст — в районе тридцати, серьезный подход к делу, которым занимаются, амбиции, и у всех — далекий образ великой России как безусловная цель. Деньги зарабатываются, но при этом создаются общественные движения, озвучиваются и воплощаются интересные идеи. Создается пространство в соответствии с собственными представлениями.

И в нем есть место идеям, которые придумываем мы. Нужно показать миру, что Россия может быть лучшей.

Восьмитысячник Макалу по непройденной западной стене — за этот маршрут двадцать лет подряд бились альпинисты многих стран. Восемь безуспешных попыток! Сергей Ефимов, лидер альпинистов, рассказывает об этой истории бывшему коллеге-альпинисту, первому председателю Правительства Свердловской области Валерию Трушникову. Валерий Георгиевич загорается не только как спортсмен, он, по его словам, убежден, что жизнеспособность общества определяет осуществление смелых идей и в ситуации растерянности общества нужны моменты гордости за свою страну. Он знакомит Ефимова с Андреем Козицыным, «подтягиваются» другие бизнесмены, и в результате утверждается областная программа «Гималаи», главная цель которой — Макалу. А пока — создание команды, «обкатка» ее на других восьмитысячниках.

Резонанс победы екатеринбуржцев на Макалу в 1997 году огромный. Это победа горькая, омрачена трагедией — у одного альпиниста не выдержало сердце, другой погиб под камнепадом на спуске с вершины. Но — все равно победа. Это так нужно стране, она все еще в «яме».

Мир — пока только альпинистский — узнает о России с восхищением. Вот что пишет французский журнал «Montagne»: «Альпинизм в бывшем СССР и гималайские восхождения альпинистов, часто из малоизвестных регионов этой страны, продолжают набирать очки (порой громадные). Потрясающий тому пример: нынешним летом российская команда из города Екатеринбурга пробила, в лучших эпических традициях великих гималайских свершений, совершенно новый путь по невероятной стене западного цирка Макалу».

Гималайская точка

И уже говорят о русском восьмитысячнике. Автор идеи — московский альпинист Владимир Башкиров. У нас есть время обсудить нюансы: полгода живем на склонах Эвереста для того, чтобы завести на супервершину команду индонезийцев. Маленькая страна считает это делом своей чести. Мы — большая страна, и дело нашей чести, формулирует Володя, «поставить точку в освоении Гималаев». Однако, упираясь взглядом в массив Лхоцзе, что рядом с Эверестом, эту самую «точку» разглядеть не можем: Лхоцзе Средняя, 8414 метров — в глубине массива, как будто в окружении вершин Лхоцзе Главная и Лхоцзе Шар.

В этом — интрига: никто ее толком не видел и не знает, что вокруг. Русская рулетка в своем роде, и «сделать» ее должны мы. И тогда последняя непройденная гималайская вершина будет русской: национальная принадлежность горы определяется в альпинистском мире страной, чья команда сумела первой на нее подняться. Аннапурна (1950 г.) — французская, Эверест (1953 г.) — английский, а Лхоцзе Средняя, на которую по причине нереальности достижения никто и не посягал, должна, обязана быть русской.

Вопрос: когда? В 1997 и в 1998 годах попытки взойти предпринимают сибиряки, с участием уральцев конечно (на Лхоцзе Шар мы с Сергеем Тимофеевым поднимаемся ночью, этот факт есть в Книге рекордов Гиннеса как единственное ночное восхождение на эту вершину), потом участвуем в совместной российско-грузинской экспедиции, после этого попытку подняться предпринимает экспедиция МЧС. Безуспешно. И уже нет лидера: в одной из экспедиций погибает Владимир Башкиров. И вот 2001 год, пятая попытка. Руководитель — Виктор Козлов, снимавший фильм об истории покорения Лхоцзе Средней. Экспедицию на свои средства проводит столичный предприниматель Павел Кадушин, работавший в тот момент в руководстве «Норильского никеля». Он из той же возрастной категории, что наши уральские спонсоры, и «греет» его тот же патриотический аспект.

Ряды наших уральских предпринимателей поредели — никто их путь, как известно, розами не усеивал, и есть разница — программа «Гималаи» была имиджевой для области, а здесь речь о национальной победе — в общем, у нас с поиском своей части вложений в проект «Русский восьмитысячник» — проблемы. И только УГМК поддерживает нас без всяких слов.

Большие проекты компании на виду и вызывают уважение: строительство храмов, спортивных сооружений, помощь брошенным детям — их число тогда достигло фантастических размеров. Но мы признательны, что и «русский восьмитысячник» оказался для Андрея Козицына актуальным.

Восхождение было непростое. Снег, ветер, адский холод. Сложная веревка пройдена по предвершинной башне и — абсолютно отвесная скальная стена, которую никак не обойти, можно только пролезть. Высота 8300 метров. Перпендикуляр гладкий и непробиваемый. Алексей Болотов проходит его только с третьей попытки. Сергей Тимофеев страхует. Если Леша упадет, веревка его удержит, но это однозначное возвращение вниз, без травм не обойдется. И — сворачивание экспедиции.

Но Леша — виртуоз! Екатеринбуржцы стали первыми людьми, ступившими на Лхоцзе Среднюю. Так в Гималаях была поставлена точка в освоении восьмитысячников. Теперь есть в их списке «наш», и все, кто к нему причастен, — «наши».

Здоровый дух

Эта зарубка осталась и по отношению к Андрею Анатольевичу Козицыну. Когда вижу его в ДИВСе на баскетбольных матчах, всякий раз хочется подойти, чтобы пожать руку. Смотрю игру «лисиц» и понимаю, как много сделано УГМК для того, чтобы эти зрелищные мероприятия стали системой, чтобы молодые люди вначале собрались поболеть, испытать классное чувство общей победы, а потом сами пришли в спортзал и приобщились к спорту. Мне нравится, что тему «здоровой нации», для которой много делалось в советские времена, сегодня развивает УГМК. И Федерация альпинизма Свердловской области, кстати, тоже в нее вкладывается.

Эверест, самая высокая гора на планете, 8848 метров, становится для человечества все притягательнее. Желающих подняться уже больше пяти тысяч. Мы помогаем пройти этот путь — становимся гидами-проводниками тех, кого этот великий магнит «цепляет».

Интерес к Эвересту, мне кажется, от желания посмотреть, как выглядит вечность (гора стоит миллионы лет!). И еще от того, что взойти на вершину означает победу. Восходитель на Эверест — звучит и как будто приближает к условно существующему геройскому кругу. Это сильное ощущение. Перекрывает все лишения, которые выпадают в процессе приближения к цели. Кто испытал — будет стремиться повторить.

…В 2010 году искренне радовался, будучи в числе Почетных граждан Екатеринбурга, за новое пополнение в лице Андрея Анатольевича. Когда «наших» больше — это хорошо.

Подготовила Ирина ДУНЯШИНА