МЕНЮ

Свежевыжатая корова

№12
Свежевыжатая корова

Молочная ферма «Патруши», входящая в холдинг «УГМК-Агро», стала экспериментальной площадкой очередного проекта одного из самых популярных новостных порталов Екатеринбурга — www.66.ru. Он провокационно называется «Дети рушат производство». Но идею следует понимать так, что ребятня через погружение в реальную технологию разрушает свои собственные умозрения о производстве. В данном случае за полдня рухнули детские представления о том, откуда берется молоко. Как прошло знакомство с буренками, что вызвало у детворы шок, а что трепет, редакция сайта рассказала в деталях и картинках, набрав сотни лайков вполне взрослых читателей.

В «Патрушах» производят молоко, которое затем перерабатывают и продают на Урале под брендом «Здорово». Симпатичные красно-белые баночки и пакеты со сметаной, кефиром, молоком и прочим регулярно бывают на столах екатеринбуржцев. Но как вкуснятина туда попадает? Выяснилось, что от столицы Урала по полям надо ехать больше часа. Вот и ферма.

***

Тридцать второклашек с криками радости выпрыгивают из автобуса и разноцветными горошинами рассыпаются по территории — устали, надо размяться.

Илья Бондарев, генеральный директор «УГМК-Агро», начинает экскурсию:

— Ребята, вы находитесь в коровьем хозяйстве агрофирмы «Патруши». Здесь живет более тысячи дойных коров и примерно 200 телят. Каждая корова дает 8,5 тонн молока в год.

— Это как небольшое озеро? — слышится голос из ребячьих рядов.

— Если собрать все молоко, это будет довольно большое озеро. Каждая корова в день дает примерно 30 литров. Вот представьте стандартную упаковку молока, которую покупает ваша мама. Обычно это 
1 литр. Так вот, одна наша корова дает 30 таких пачек в день. А всего у нас таких коров 1300. В этом году планируем увеличить поголовье еще на 100 животных.

— А чем их кормят? А спят они стоя или лежа? А где они гуляют? — вопросы летят со всех сторон.

— Давайте просто пойдем и посмотрим, как живут наши коровы.

— А можно будет их погладить?

— Можно, вы только резких движений не делайте, а то они вас испугаются.

Неугомонный поток сопровождает Светлана Сиромаха, главный зоотехник-технолог:

— Коровы у нас находятся на круглогодичном стойловом содержании, то есть на лугах они не пасутся, но по коровнику прогуливаются — никакой привязи нет. Когда приходит время дойки, коровы идут в другой зал — это для них тоже прогулка.

— У меня есть сушка, можно я ее корове дам? — спрашивает одна из девочек.

— Попробуй, но не факт, что она будет ее есть: такая еда корове незнакома.

— А что они едят?

— Наши коровы едят в основном те корма, которые мы производим сами. У нас 
четыре тысячи гектаров пахотных земель, мы сеем специальную траву, потом ее косим, заготавливаем сено, сенаж, силос. Всего около пятидесяти тысяч тонн различных кормов, этого хватает как раз на год. А еще закупаем специальные комбинированные корма — в них добавлены витамины, макроэлементы, патока.

— Почему коровы покрашены? Вон у той спина зеленая, а у этой розовая. Они что, больны? — спрашивают сразу несколько ребятишек.

— Нет, если корова вдруг заболела, ее отделяют от основного стада в специальный загончик. А цветом наши ветеринары отмечают разные стадии жизни животного. Если корова недавно родила теленочка, ее помечают розовым, если, наоборот, готова к тому, чтобы забеременеть, ей красят спину зеленым.

— Чем коровы болеют? — задает вопрос Рома.

— У них, как и у людей, разные болезни. Но чаще всего это травмы. Скажем, идут коровы на дойку, а ходят они группами, по 48 животных, в ворота зала сразу все зайти не могут. Вот и получается, что одна корова другую задела, та ногу подвернула или упала — бок ударила.

— Ей что, гипс накладывают? — глаза Ромы, кажется, сейчас вылезут из орбит.

— До такого редко доходит, это же надо ногу сломать. Но если нужно, ветеринары и гипс наложат. Хотя чаще просто таблетками лечат.

— И корова в это время молока не дает? — живо интересуется Рада.

— Корова дает молоко почти постоянно. 
У нее есть небольшой период, перед рождением теленочка, когда она не доится. А все остальное время ее нужно доить. Просто молоко тех коров, которые проходят какое-либо лечение, в общий удой не попадает. Когда корова приходит на дойку, оборудование считывает с ошейника ее номер. Если животное болеет, компьютер выдает запрет на общую дойку, и тогда работник подключает индивидуальный доильный аппарат, молоко собирается в отдельную емкость.

— Его просто выливают?

— Нет, его обрабатывают и дают теляткам. Для людей такое молоко опасно, а вот телятам от него ничего не будет, только вырастут побольше.

Для телят в «Патрушах» организована специальная площадка. Работники называют ее телячьей деревенькой. Туда и отправляется экскурсия. Здесь ребята чувствуют себя намного комфортнее: если коровы и школьники немного опасались друг друга, то с телятами — обоюдное доверие и восторг.

— Смотрите, смотрите, теленок в пальтишке! — кричит один из школьников, и тут же возле домика собирается толпа ребят.

— Вот тут домик пустой и там пустой — где телята оттуда? — интересуются ребятишки.

— Или они подросли и их перевели на другую ферму, или же этот домик готовят для нового теленка. У нас каждый день рождается минимум три малыша. Давайте заглянем в родильный зал, наверняка там и сейчас есть совсем малютки. А потом пойдем на дегустацию — попробуете, какие продукты изготавливают из нашего молока.

При слове «дегустация» дети оживляются еще больше.

— А чем нас угощать будут? А что из вашего молока делают? А с собой забрать мож­но? — засыпают вопросами экскурсоводов.

— Делают самые разные продукты: йогурты, творог, творожную пасту, сыр, сметану, масло, ну и само молоко, конечно, — рассказывает ребятам Светлана Сиромаха.

— Прямо здесь делают?

— Нет, мы только держим и доим коров, собираем молоко в специальную цистерну. Каждое утро к нам приезжает огромный молоковоз, мы заливаем в него все молоко, которое надоили с наших коров за сутки, — это около 35 тонн. Машина везет это молоко на завод в Верхнюю Пышму. Там уже его обрабатывают, пастеризуют, сквашивают, сепарируют и так далее — делают из него различную продукцию.

— А если молоко испортится, пока его везут?

— Это невозможно. Ехать тут недалеко. Каждый молоковоз перед тем, как ехать за сырьем, специальным образом чистят, дезинфицируют, чтобы там не было никаких микробов. Наши цистерны также всегда чистые: как только из них молоко сливают, происходит автоматическая дезинфекция. И следующая партия поступает уже в очищенную цистерну.

Когда все йогурты и творожные пасты съедены, выпиты и разобраны по рюкзакам («Можно мне для мамы взять?»), дети начинают делиться впечатлениями.

— А я раньше не пил молока, думал, что корову для этого выжимают, как тряпку, и ей больно, — рассказывает один маль­чик. — А оказывается, они сами доиться ходят.

— Меня одна телочка всю облизала и воду у меня всю выпила, я ей из своей бутылки наливала, отпускать меня не хотела, так смотрела грустно, когда я уходила. Беленькая такая…

— А я, перед тем как ехать сюда, спросила у мамы, можно ли мне теленка завести, она разрешила, если я убирать за ним сама буду.

— Да чем ты ее кормить будешь! Видела, сколько коровы едят!

— У нас на даче трава большая и сочная, буду ей рвать и кормить!

— Она же вырастет! Ты же видела, какие они большие, наверное, 3 тонны весят!

— Ну не три тонны, а 650 килограмм в среднем, — вступает в разговор Светлана Сиромаха. — А вот дома держать ты теленка точно не сможешь. Это рождается он весом в 35-40 килограмм, но каждый день прибавляет по килограмму. Манной кашей ты его кормить не будешь, надо ему и молоко с добавками, и сено. Ест он не тарелками, а ведрами. И выводит из организма столько же. У нас автоматически навоз убирается в коровниках, а ты руками будешь выгребать?

— А вы коровам имена не даете? Только номера?

— Имя корове еще заслужить надо, — смеется Светлана Николаевна. — Тех животных, которые дают больше всего молока, мы называем по именам и даже фотографируем на доску почета.

— Ну что, ребята, довольны вы экскурсией?

— Да! — дружно кричат второклашки.

— А что понравилось больше всего?

— Йогурт! А мне творожная паста! И сыр! — 
кричат дети наперебой.

— А мне та телочка понравилась, беленькая, которая у меня воду пила, — тихо говорит девочка Аня. — Я спрошу у мамы, можем ли мы ее к себе взять — моя бабушка в деревне живет, там коровке хорошо будет. Я тогда и доить сама научусь, буду приезжать и доить ее, и молоко всегда будет свежее.

По материалам сайта 66.ru