МЕНЮ

Мы вместе создали шедевр!

№10
Мы вместе создали шедевр!

Джованни Нигрис. 60 лет. Исполнительный вице-президент итальянской компании Danieli — одного из ведущих мировых поставщиков оборудования для металлургии. В компании работает с 1976 года. Начинал карьеру в техническом департаменте. В нынешней должности отвечает за региональные рынки и работу с ключевыми клиентами, например, такими, как УГМК. Один из топ-менеджеров Danieli, курировавших контракт с УГМК по строительству завода «Электросталь Тюмени».

«Марио, у тебя в билете ошибка! Тебя не пустят на самолет, старина. Правильно так: перелет по маршруту Венеция — Холодильник». Шутки такого рода стали у нас в Danieli «общим местом» после того, как мы начали совместно с УГМК строить металлургический завод в Тюмени.

Сверим часы

В самом деле, разница в климате — это, пожалуй, первое, что стоит отметить как особенность этого проекта. Средняя температура января у нас в Буттрио, на севере Италии, где находится штаб квартира Danieli, составляет +2°C, а в Тюмени — -15°C, но доходило и до -45°C. И все же, уверяю вас, никто из работников Danieli — уроженцев теплого Средиземноморья — не прервал командировку в Тюменскую область, а было даже наоборот: некоторые сотрудники просили продлить пребывание на стройплощадке завода «Электросталь Тюмени» еще и еще.

С одной стороны, растущий интерес итальянцев к совместным проектам с далекой снежной Россией объяснить просто: мы — латиняне, наследники создателей великой империи и бесстрашных путешественников. У нас в крови одержимость новыми пространствами, встречами и впечатлениями. Но в случае с УГМК, думаю, было и нечто особенное. Нам (мне во всяком случае) хотелось понять, почувствовать природу новых русских бизнесменов. Я ведь впервые приехал в Москву (страшно сказать!) в конце 1970-х и знавал работников советских министерств и ведомств, сразу "усвоил" все плюсы и минусы плановой экономики и социалистического метода хозяйствования. Поначалу меня настораживала напускная серьезность, если не сказать природная угрюмость, советских служащих — работников главков, директоров предприятий. И мне хотелось узнать, насколько теперь, в новой России, деловые люди стали другими — более открытыми и свободными. Как понять это, если не в совместном проекте с ними?! И первым таким проектом стала модернизация оборудования на металлургическом заводе в городе Серове Свердловской области.

Друзья с Урала

Надо сказать, что УГМК переняла традиции советского сдержанного знакомства. Поначалу отношения строились на уровне формального делового этикета (хотя холодными их нельзя было назвать никогда). Просто я для себя уяснил, что в УГМК больше верят делам, а не словам. Стоит только проявить себя, как перед тобой открываются все двери, включая частные дома. По мере того, как продвигалась работа над серовским проектом, отношения топ-мендежров УГМК и Danieli становились все крепче. В какой-то момент, улетая в очередной раз из Екатеринбурга в Венецию, я поймал себя на мысли, что мне по-настоящему грустно: как будто оставил частичку себя, как будто попрощался в аэропорту с друзьями. А почему, собственно, «как будто»? В России остались друзья — и никак иначе!

Крепость наших личных отношений с господами Козицыным, Кудряшкиным, Полянским, Глушковым и другими русскими топ-менеджерами, уровень деловых контактов Danieli с УГМК по-настоящему испытал проект «Электросталь Тюмени». Я бы не сказал, что здесь все шло гладко. Гладким было только безжизненное степное пространство близ Тюмени, скованное снегом и льдом. Здесь-то и должен был вырасти самый современный электрометаллургический завод, сырьем для которого станет металлолом, в изобилии разбросанный еще советскими неф¬тяниками и газовиками по лесам и болотам бескрайнего тюменского севера. Сложность проекту придавал тот факт, что сама по себе Тюменская область никогда не занималась металлургией, а значит, в этом регионе, как говорится, «по определению» нет специалистов в этой сфере. Кроме того, нужно было в кратчайшие сроки разграничить земельную собственность, решить вопрос с инфраструктурой — энергообеспечением стройки, дорогами.

Разумеется, все эти вопросы легли на плечи УГМК. И решались они методично, уверенно, до конца. По вопросу дефицита кадров вовремя подоспела помощь специалистов из того же Серова, был организован набор профессиональных металлургов из других регионов. В части инфраструктуры и земельных отношений неоценимую помощь проекту оказал губернатор Тюменской области господин Якушев, который понял, что развивать экономику надо через диверсификацию, а это не происходит только потому, что ты на каждом совещании произносишь это модное слово — «диверсификация». Местная власть должна оказывать инвестору реальную поддержку — системно, в максимально возможном объеме. В этой поддержке инвестор одинаково нуждается везде, будь то Россия или Италия.

И все же главная энергия проекта генерировалась в самой УГМК. Тогда я до конца понял, что означает выражение «бульдожья хватка». О том, с каким упорством парни из УГМК схватились за этот проект, тянули его, несмотря ни на какие внешние преграды, по-другому и не скажешь. А ведь мы вместе пережили экономический кризис 2008 года, когда на неопределенный срок проект был заморожен. Однако, поверьте, я ни секунды не сомневался, что однажды, рано или поздно, по этим новеньким степным дорогам повезут на новостройки городов Урала и Сибири, на автозаводы Поволжья качественную продукцию современной черной металлургии.

Одна группа крови

В июле 2013 года на заводе «Электросталь Тюмени» состоялась разливка первой заготовки и прокатка первого прутка. А в сентябре прошли горячие испытания этого мини-завода и был утвержден Акт предварительной приемки. Сегодня я могу со всей ответственностью заявить: совместными усилиями специалистов Danieli и УГМК создан поистине шедевр современной металлургии. В проекте учтено все — от эффективности и экологичности газоочистки до оптимизации потребления энергии с кратчайшим временем от выпуска до выпуска, составляющим всего 47 минут.

Некоторое оборудование, поставленное в Тюмень, оказалось уникальным для России. Например, супергибкий прокатный стан для ежегодного производства 550 тысяч тонн прутков и профилей включает систему Danieli EWR, которая обеспечивает непрерывную сварку заготовок и, как следствие, постоянную прокатку. Это первая система EWR в России и во всей Восточной Европе. Мы поставили в Тюмень и первую в мире машину для зачистки прутков из высококачественного материала, такого как 100Cr6 или AISI 630. Ее обрабатывающая головка вращается со скоростью 3500 оборотов в минуту.

На примере УГМК мы увидели, что русский бизнес — это умение держать слово, видеть перспективу, стремиться к цели, получать драйв от своей работы, наслаждаться тем, что твой труд полезен обществу, просто жить с интересом — не только для себя, но и для других. И в этом, скажу я, нет ничего особенного — так настоящие бизнесмены живут и чувствуют повсюду: и у нас в Италии, и в Таиланде, и в Индии, и в Аргентине. Одна группа крови. И это не связано с возрастом компании. Фирме Danieli в этом году исполняется 100 лет, УГМК — 15, но это абсолютно не мешает нам общаться, дружить и обсуждать новые идеи. Главное, собираясь в Россию, не забыть засунуть в чемодан шапку-ушанку — вот и вся разница. (Кстати, замечу, что в УГМК парни с хорошим чувством юмора.)

И последнее. Вряд ли будет преувеличением сказать, что успешная реализация тюменского проекта явилась для Danieli существенным аргументом в пользу организации в России собственного машиностроительного производства — «Даниели Волга». Завод открылся 12 февраля 2014 года. Таким образом, косвенные инвестиции УГМК в машиностроение Италии обернулись прямыми итальянскими инвестициями в Россию. Что ж, так устроена современная экономика, если люди уважают друг друга.

Подготовил Виктор БЕЛИМОВ