МЕНЮ

Испытательный полигон Стрыжковых

№10
Испытательный полигон Стрыжковых

Отраслевая наука, словно «сваха», играет роль буфера между производителем и заказчиком продукции. Последний, как известно, всегда прав, и придирчив он не из каприза, а в силу требований производства. Нужен ему, к примеру, кабель с особыми свойствами, потому что он применяется в агрессивной среде, — и все тут. Поиском решений подобных неординарных задач заняты специалисты ОАО «НИКИ г. Томск». И настолько увлеченно, что порой тяга к научным разработкам передается из поколения в поколение. Именно так произошло у начальника технологического бюро института Виктора Акимовича Стрыжкова, жена, сын и внук которого пошли по его стопам. И образовалась семейная кабельная династия с трудовым стажем 130 лет.

Экзаменует кафедра

«Какой такой университет? — сетовал отец Виктора Акимовича. — Он ведь не близко — без малого 900 километров, не наездишься!» Но выпускник школы уже точно знал, чего хочет от жизни. Позади — детство в небольшой деревне на Алтае. Он был четвертым ребенком в семье, где жили без изысков.

На фоне родного края Томск показался огромным и негостеприимным. «Может, отец прав?» — засомневался Виктор. Однако любопытство и яростное желание учиться взяли верх — еще со школы его интересовала электротехника. Получив-таки родительское благословение и без особого труда добравшись до Томского политехнического университета, он переступил его порог с предвкушением чего-то нового и неизведанного.

«Электрооборудование летательных аппаратов. Сколько в этом романтики! — затаенно обдумывал выбор Виктор. — Да и специальность перспективная». Но вышло иначе. По баллам он прошел на другой факультет — «Электроизоляционная и кабельная техника». И вот начались университетские будни. Одно занятие сменялось другим, появились новые друзья и товарищи. Среди них и будущая жена — Людмила. Бывало, они сидели на одной студенческой скамье, готовились к экзаменам, но волей случая присмотрелись друг к другу и друг другу понравились только после окончания университета.

Получив вузовский диплом, Виктор Стрыжков 10 лет жизни посвятил родной кафедре университета. Вначале работал на ней ассистентом, затем поступил в аспирантуру. Но со временем понял, что сбор фактов для научных трудов — не его стезя. «Работы сделал много, — вспоминает Виктор Акимович, — но записать, изложить на бумагу… Наверное, это не мое…» И возможность перейти от теории к практике не заставила себя ждать.

Родной шагающий

В январе 1972 года, за неделю до дня рождения, судьба подарила на новом месте работы встречу со старыми институтскими друзьями. Коллектив лаборатории ОАО «НИКИ г. Томск» радушно встретил Виктора Акимовича. «Как тут и был!» — делились они потом впечатлениями. И неудивительно, ведь он, еще работая на кафедре, сотрудничал с ними.

Время было масштабное — страна еще поднимала промышленность после вой¬ны, последствия которой ощущались и через два с лишним десятка лет. Кабельная отрасль развивалась стремительными темпами. Новая работа захватывала, и хорошо, что дома его ждало полное понимание: жена Людмила преподавала на кафедре электроизоляционной кабельной техники Томского политеха.

Вскоре Виктор получил свой первый заказ — от «Уралмашзавода». И какой заказ — разработать высоковольтный кабель для шагающего экскаватора, стрела которого достигала стометровой высоты, а ковш был объемом 100 кубов! Мощнее экскаватора на то время и не было, впрочем, как и кабеля, способного «оживить» такую машину.

Более того, в то время даже оборудования не было, чтобы подобный кабель изготовить. Диаметром аж 100 миллиметров! Работу делали спокойно, но, как это часто бывает, между взглядами Виктора на то, какими характеристиками должен обладать разрабатываемый кабель, и требованиями заказчика появились расхождения. Законы электротехники не сбросишь со счета, но доказать очевидное иногда бывает не просто. Однако молодой ученый не только доказал, он еще и решил вопрос ремонта такого кабеля, понимая: мало его просто изготовить, еще и обслуживать придется. У Виктора возникла идея паровой вулканизации. Она позволяла применять более эффективный способ ремонта поврежденного кабеля. Новая разработка требовала сил, но усталость не чувствовалась совершенно. При этом одна командировка сменяла другую.

Норильск. На дворе март. На подлете — бескрайняя белая пустыня. Город в сумерках — наступает заполярное утро. Разместившись в гостинице, чуть отдохнув за кружкой горячего чая, принялся за работу — уточнять условия эксплуатации кабеля экскаваторного гибкого. Несмотря на тяжелые условия, неделя пролетела быстро. Итогом командировки был первый в карьере Виктора протокол совместного совещания. В последний день решил запечатлеть на память такую махину — огромный по тем временам экскаватор! Кабель для него — как кровеносный сосуд, чуть что не так — и все, машина не работает. Ответственность колоссальная. Та фотография в ковше из первой рабочей поездки до сих пор занимает почетное место в альбоме Стрыжкова-старшего.

Потом была командировка в Назарово, где Виктор с коллегами провели авторский надзор за обеспечением энергоснабжения строящегося экскаватора. Работа кропотливая и трудоемкая, все надо предусмотреть. «Назаровский» экскаватор был на порядок больше того, что в Норильске. «Угораздило меня забраться в кабину, — вспоминает разработчик. — Страху было! Но и любопытства». Спустился оттуда, а мне и говорят: «Ты хоть понял, что на высоте 9-этажного дома побывал?» Впечатляет. Экскаватор поражал не только в монтаже, потрясали и его рабочие возможности: не всякая машина запускает в глубину ковш метров на сто и выбрасывает почерпнутое из недр земли на противоположную сторону тоже на сто метров вперед.

Проверка на излом

Машину запустить — одно. А научный процесс — не конвейер, ему не придашь ускорение, нажав на кнопку. Тем более если учесть, что в годы перестройки интеллектуальная сфера была вообще на грани выживания. Но сказать, что в 90-е годы научная деятельность была прекращена, — тоже неверно. Идеи и разработки в сфере кабельного производства появлялись и даже воплощались в жизнь. Когда спрос на продукцию упал из-за ее дороговизны, автор Виктор Стрыжков разработал и предложил горнякам ремкомплекты для починки кабеля. В него входит паровой вулканизатор, фиксаторы (зажимы) по закреплению кабеля для удобства разделки и ремонта, комплект починочных материалов (резина) и концевые муфты. Как же не помочь коллегам? При первой погрешности заменить кабель проблематично и дорого. Вот и пришлось поломать голову, как найти выход из ситуации.

Виктор Акимович рассказывает, как в 90-х годах в научно-исследовательском кабельном институте велись разработки машины установки перегиба кабелей, которая имитирует реальные условия его дальнейшей эксплуатации.

Принцип работы машины заключается в следующем: на большую катушку наматывается кабель, который затем перебрасывается через деформирующий ролик меньшего размера. Оба конца кабеля закреплены на барабане, то есть катушке. Путем вращения барабана вперед-назад кабель начинает изгибаться, деформироваться на роликах. Создаются условия эксплуатации кабеля в реальной среде, например, на комбайне или самоходном вагоне в угольной шахте.

Виктор Стрыжков совместно с главным технологом ЗАО «Сибкабель» Иваном Кочетковым долго и серьезно занимался разработкой этой машины. Однако довести начатое дело до конца представилось возможным только сейчас.

Повелители молний

В разработке и модернизации кабелей, применяемых на открытых угольных разрезах, точку поставить невозможно. Этой темой Стрыжков занимается уже полвека, а поле деятельности не становится меньше — нет предела совершенству. Профессиональный опыт и творческое мышление Виктора Акимовича, востребованные в коллективе ОАО «НИКИ г. Томск», не позволяют ему останавливаться на достигнутом. Тем более что теперь кабельное дело стало семейным.

По стопам отца пошел сын Евгений, который вместе с супругой Ларисой, тоже выпускницей кабельной кафедры, в 1989 году пришел на ЗАО «Сибкабель» в цех шахтных кабелей, где в настоящее время возглавляет технологическое бюро. Представитель уже третьего поколения Стрыжковых — внук Виктора Акимовича, Алексей, тоже выпускник кабельной кафедры Томского политехнического университета, в 2012 году пришел в НИКИ, к деду. Сейчас молодой специалист возглавляет Испытательный центр по подтверждению соответствия выпускаемой кабельной продукции стандартам и ГОСТам.

Стрыжков-младший вспоминает, как еще ребенком бегал к Виктору Акимовичу на испытательный полигон с высоковольтным напряжением. Та еще была забава — посмотреть, как дед имитировал получение молнии и разрядов в лабораторных условиях.

Но, конечно же, родные собираются и вне стен производства. Например, каждой осенью семейство хотя бы раз выбирается в тайгу за клюквой. Благословенные минуты! Притихший в багрянце лес. Тишина, изредка прерываемая родными голосами. Тут почти как в науке: неторные тропы ведут к самым интересным отгадкам. Только наберись терпения и оптимизма — как раз такое сочетание и стало фирменным знаком дружной династии Стрыжковых.

Наталья ТАЛАНОВА, Анна ИВАНОВА